Три Нити (lll_niti) wrote,
Три Нити
lll_niti

о красоте бабушек - tridaktna

Оригинал взят у tridaktna в о красоте бабушек


Мыший хвост выполз из постели утром, повозился в темной ванной – когда сильно недопроснулась, свет она не включает – потом вдруг слышу, носом хлюпает, прихожу – сидит на краю ванны в темноте, и печалей полная ванна. Ты чего это тут, спрашиваю. Я – говорит дрожащим голоском – я тут надумала плохого. Я подумала, что вот а когда ты умрешь, а вдруг мне захочется тебя обнять, а я тогда не смогу. А еще, что ты станешь старенькой бабушкой потом, а я хочуууу (и тут срывается в рыдание совсем) чтобы ты всегдааа была такая красиииваяяяя, а если я захочу увидеть твое лицо какое оно сейчаааас...

И это так пронзительно конечно, вот сидит человек в темной ванной и остро переживает тленность бытия, в самый первый, ну или в какой-то из первых разов, когда это осознание, что придется расстаться со всеми любимыми – острозаточенным железным пальцем трогает тебя, нежного и беззащитного как медуза, сразу внутрь, в самое горло, в самое сердце.

Сидели в темноте на ванной вдвоем, я, говорю, когда стану старушкой, я все равно буду тебе нравиться, и все равно буду красивая, потому что люди, которых мы любим, всегда прекрасны, потому что мы смотрим на них в свете своей любви, не боись, говорю, мышь, я буду красивая старушка, я тебе понравлюсь. Неет, рыдает мышь, ты же будешь старая и не такая как сейчас, у тебя лицо другооое будееет. Тут я рассказала ей про бабушку которую встретила вчера в троллейбусе, а я как раз встретила бабушку потрясающей неимоверной красоты, ехала напротив неё остановки четыре и адски мучилась, что не могу конечно же подойти к ней, перегнуться через её соседей, перекричать шум улицы, мотора, человеческого гомона и попросить её позировать для портрета, внезапно так. Ах какая была бабушка, дружочки, копна седых кудрей, снежно-белых, чуть-чуть остались отдельные черные пружинные нити, густая пышная копна, убранная волной ото лба, а лоб высокий, а нос точеный, гордый скульптурный профиль, руки в серебряных кольцах. И одета, одета - просторная белая блуза, рельефной крупной вязки зеленый жилет, клевый жилет, не унылое самовязаное нечто, а вот прям кардиган-безрукавка, серые широкие брюки со стрелкой. Марлен Дитрих. Не знаю, как я в ней дыру взглядом не прожгла.

Рассказала про эту бабушку Аньке, такая говорю, бабушка, что я бы мечтала стать такой, потом еще вспомнила Кармен Орефайс, всем известную «самую возрастную модель», Анна встрепенулась, оживилась, стала расспрашивать, потом вдруг опять скисла, влезла обратно на постель. Свернулась калачиком носом в стену и опять затуманилась. Ну чего ты опять, спрашиваю. Я должна подумать, - мрачно ответил ребенок. Не отвлекай меня пожалуйста. Ага, - говорю почтительно, - хорошо, а о чем думать будешь? О нашей любви - хмурым басом ответила скорбящая и сурово поджала голые пятки.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments